?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: криминал

Угон рейса № 8969 компании Air France, Алжир | Часть I

26 декабря 1994 г.
Утром захваченный самолет приземляется в Марселе. Террористы не знали, что отряд GIGN под командованием майора Дениса Фавьера уже вернулся с Майорки и находился не далеко на военной базе планируя штурм захваченного самолета пока тот находится в Марселе. Еще до прибытия захваченного самолета в Марсель, отряд уже натренировался на проникновение в захваченный самолет. Нахождение захваченного самолета во Франции оказывало большое психологическое влияние на террористов и поддерживало морально штурмовую группу.

26.12.1994 03:33
Захваченный борт производит посадку. Сразу же после приземления самолет был отбуксирован в отдаленную часть аэропорта, для обеспечения большей безопасности.

Когда мы приземлились, было еще темно. Я помню только огни нашего самолета и фары машин, сопровождавших нас. Террористы расценивали посадку в Марселе как чудо.
Воспоминает бортпроводник Клауди Бургниард


К данному моменту правительство Франции уже располагало информацией об истинной цели террористов – атака на Париж. Поэтому было принято решение о ведении переговоров как можно дольше, чтобы дать больше времени штурмовой группе на подготовку штурма самолета в аэропорту Марселя. В добавок такое затягивание времени усиливало усталость террористов и подавляло их морально. Переговоры вел шеф полиции Марселя Алан Гехин. Он был прекрасно осведомлен о тактике штурмовой группы и старался всячески им помогать во время ведения переговоров. Тем временем террористы потребовали дозаправки самолета 27-ю тоннами горючего, при условии, что на полет до Парижа самолету необходимо всего 9-10 тонн горючего. Данное требование свидетельствовало, что самолет предполагалось использовать в качества зажигательной бомбы, или для перелета в страну, где террористам могло быть предоставлено убежище. Это могли быть: Судан, Иран, Йемен… Часами позже Французское правительство получило подтверждение версии о зажигательной бомбе большой мощности. Были допрошены алжирцы, которые видели установку в салоне самолета взрывчатки. Эксперты-взрывотехники подтвердили, что такая схема расстановки взрывчатки в салоне и в кабине позволяет произвести подрыв самолета с максимальным поражающим эффектом, а при наличии большого запаса топлива масштабы катастрофы могут быть очень значительными. Учитывая это, правительство решило, что самолет не покинет пределов аэропорта Марселя.

26.12.1994 08:00
Террористы выдвигают требование разрешить взлет самолета до 09:40 утра. Переговоры затягивались, тем временем было решено доставить на самолет дополнительный запас воды и еду, так же необходимо было провести санитарную обработку туалетных емкостей самолета. Обслуживание самолета производилось оперативниками GIGN переодетыми в форму сотрудников аэропорта. Так началась активная фаза подготовки штурма самолета. В ходе обслуживания самолета оперативники GIGN выяснили, что двери самолета не заблокированы и не заминированы, были установлены микрофоны на корпусе фюзеляжа, что позволяло иметь полное представление о происходящем на борту захваченного самолета. Так же террористам было предложено провести пресс-конференцию в Марселе, а не в Париже. Расчет был на то, чтобы убедить террористов остаться подолье в Марселе, не подозревая о том, что подготовка штурма захваченного самолета уже в активной фазе. И на удачу французской стороны террористы согласились с этим предложением, будучи уверенными, что в Марселе, по словам оперативников GIGN, сосредоточены все крупнейшие средства массовой информации. Для проведения пресс-конференции террористы переместили заложников в хвостовую часть самолета – это то, что нужно было для штурмовой группы. Так же террористы не знали, что двери самолета могут быть открыты снаружи.
Через 12 часов после приземления самолета в Марселе оперативникам GIGN было известно сколько террористов на борту, их место положение, все это было выявлено при помощи инфракрасных камер и подслушивающих устройств, установленных во время обслуживания самолета. По плану штурм должен был начаться после того как стемнеет. Но главарь террористов разочарованный отсутствием прессы, потеряв самообладание, приказывает пилоту самолета взлетать. Ситуация перерастала в критическую. В случае, если самолету не дадут взлететь Яхия угрожал взорвать самолет, а значит - это приведет к большим жертвам не только среди пассажиров, но и людей в здании терминала вблизи которого находился самолет.
Это был тактический просчет со стороны оперативников GIGN. Штурм предполагалось производить через парковочные рукава. Но сразу же после того как самолет сдвинулся с места направляясь а взлетную полосу, командиру GIGN пришлось делать перестановку сил, учитывая изменившиеся обстоятельства. Снайперов пришлось разместить на крыше здания терминала, чтобы наблюдать за ситуацией в кабине. Броневики блокировали взлетную полосу, а штурмовая группа GIGN приготовилась к молниеносному штурму захваченного самолета.
План штурма заключался в следующем:
Группа делилась на три подгруппы. Две подгруппы по 11 человек в каждой должы были штурмом открыть левую и правую задние двери самолета и после того как будет установлен контроль над салоном приступить к эвакуации заложников. Третья группа из 8 человек должна была отделить находящихся в кабине пилотов террористов и блокировать их там до того момента пока заложники не будут освобождены. Проникновение планировалось произвести при помощи авиационных трапов.

26.12.1994 17:00
Топливо не доставлено. Яхия решает расстрелять четвертого заложника, но вместо этого один из террористов открывает дверь и стреляет из автомата вокруг самолета. Террористы понимая, что штаб переговоров находится на диспетчерской вышке, открывают по ней автоматический огонь. Трапы с оперативниками GIGN начинают движение.

Угон рейса № 8969 компании Air France, Алжир | Часть III

Тэги:

24 декабря 1994 г.
Во время предполетной подготовки в аэропорту Хоуари Баумединне (Алжир) четверо вооруженных мужчин, одетых в форму алжирской президентской полиции взошли на борт рейса компании Air France № 8969. Их присутствие изначально не вызывало тревоги. Они начали проверку паспортов у пассажиров рейса. Однако бортпроводник Клауди Бургниард обратил внимание, что проверяющие вооружены, что было не характерно для алжирской полиции при проведении такого рода проверок. Охрана аэропорта, состоявшая из войсковых и частей специального назначения, заметив попытку несанкционированного взлета самолета и отказ в ответе на запрос диспетчера окружила воздушное судно, заблокировав его на земле.

Я видела, как они стали окружать самолет со всех сторон. Их называют «ниндзя». Мне кажется, я слышала, как они разговаривают. Они осматривали самолет снаружи до тех пор, пока они не поняли, что самолет захвачен и на борту террористы. Так всем стало понятно, что они вооружены.
Вспоминает бывшая заложница Захида Какачи

Я закончил осмотр самолета и услышал как один из мужчин, взошедших на борт, произнес, - «Аллах Велик!». Тогда я понял, что это террористы. Они захватили самолет компании Air France, для них это был не просто самолет французских национальных авиалиний, эта была часть Франции, ее символ…
Вспоминает бывшая один из механиков Аэропорта


Абдул Абдалла Яхия и трое других членов «Вооруженной Исламской Группы» (ВИГ) размахивали оружием и взрывчаткой и требовали полного сотрудничества от 220 пассажиров и 12 членов экипажа. На вооружении угонщиков были автомат Калашникова, автомат «Узи» и пистолеты, так же самодельные ручные гранаты и две смотки взрывчатки по 10 тротиловых шашек в каждой. После того как террористы взяли салон самолета под контроль, один из них установил одну смотку тротила в кабине пилотов и другую под сидением в середине салона. Обе взрывчатки были соединены с детонатором. Так же террористы одели форму пилотов, чтобы сбить с толку снайперов.

Террористы возражали против того, чтобы мужчины и женщины сидели вместе, они отказывались разрешать ходить им в один туалет, они заставляли женщин покрыть чем-нибудь головы, даже стюардессам запретили быть с непокрытой головой. Женщины, у которых не было ничего чем можно было бы покрыть голову использовали одеяла, которые были на борту самолета, чтобы покрыть голову.
Воспоминает бортпроводник Клауди Бургниард


Один из старейшин бывших среди заложников вспоминает: Просматривалась некая игра в их терроризме, они 20 минут отдыхали, затем 20 минут угрожали, никто не знал, что будет дальше…». Тем временем, бывший в кабине пилотов, террорист объявил по радио:
- Мы – солдаты милосердия!
- Аллах выбрал нас как своих воинов. Мы здесь, чтобы вести войну во имя его!
Абдрахман Мезани-Шериф, Министр внутренних дел Алжира, прибыл на командный пункт, находившийся в диспетчерской вышке, чтобы начать переговоры с террористами. Террористы передали через капитана самолета свои требования: освободить двух политических лидеров «Исламского фронта спасения» (ИФС), Абасси Мадани и Али Белхади, которые находились под домашним арестом, так как с 1992 года ИФС был запрещен в Алжире. Мезани-Шериф объявил, что если террористы хоятт вести переговоры с правительством Алжира, то они должны отпустить стариков и детей. Тем временем к аэропорту стали съезжаться репортеры.
В 12 часов Ален Жупен, Министр иностранных дел Франции, собрал кризисный комитет, Шарли Паскуа, Министр внутренних дел Франции так же встретился для обсуждения со своими помощниками. Французский Премьер-министр Эдуард Балладюр также был отозван с рождественских каникул, как и другие члены правительства Франции. Сложность ситуации заключалась в том, что у правительства не было достаточно информации о происходивших событиях. По имеющейся у Премьер-министра информации власти Алжира хотели произвести штурм, но обмен информацией был очень затруднительный, это не позволяло произвести объективную оценку ситуации.
Несмотря на выдвинутые требования через два часа после захвата самолета террористы выдвинули требование вылета в Париж, они планировали дать в Париже пресс-конференцию. Но взлет был невозможен, так как Алжирские власти заблокировали самолет при помощи автотранспорта. Когда, принуждаемый террористами, капитан самолета запросил разрешения на взлет и получил повторный отказ со стороны властей Алжира, террористы стали угрожать подрывом самолета, в случае дальнейшего отказа властей пойти на переговоры.
Во время паспортной проверки террористы обнаружили, что на борту самолета среди пассажиров был офицер Алирской полиции. Они попросили его следовать за ними к выходу. Когда они подошли в двери, то сказали, что он должен передать правительству Алжира, что если они не выпустят самолет, то террористы взорвут его вместе с заложниками. Пассажиры, сидевшие около двери, вспоминают, что офицер полиции просил террористов не убивать его, так у него были жена и ребенок. Террористы сказали, чтобы он шел и не задавал лишних вопросов. Когда мужчина был на трапе, один из террористов выстрелил ему в голову. На борту воцарилась паника и всеобщий страх. Это была первая, но, к сожалению, не последняя жертва террористов. Несмотря на это Алжирские власти отказывались выпускать захваченный самолет из страны. Некоторые время спустя террористы стали выбирать следующего, из числа пассажиров, человека, который должен был бы передать требования террористов Алжирским властям. Был выбран 48-летний торговый представитель посольства Вьетнама. Никто не думал, что и он будет застрелен террористами. Но трагедия повторилась. Число жертв увеличилось до двух. Тем временем капитан самолета пытался связаться с Алжирским властями по радио и получить разрешение на взлет. Команда самолета всячески пыталась заслужить доверие террористов, чтобы сохранить жизнь пассажирам и избежать новых жертв.
Ночью Французские военные связались с Алжирскими властями и предложили свою помощь в разрешении конфликтной ситуации. Тем временем Группа оперативного реагирования национальной жандармерии (GIGN) уже направлялась в аэропорт Пальма де Майорка, на таком же самолете, что и захваченный террористами. На нем GIGN отрабатывали разные ситуации и изучали особенности салона, для проведения штурма. Но по прибытии самолета Алжирские власти заявили, что военное присутствие Франции не желательно.

25 декабря 1994 г.
Премьер-министр Франции Эдуард Балладюр получает информацию о том, что истинной целью захвата самолета был саботаж в аэропорту Парижа. Данные подтверждаются планами, описанием, чертежами, найденными на одной из конспиративных квартир Вооруженной Исламской Группы», где террористы ВИГ готовились к проведению акции. Так же поступили и радостные вести, в Рождество террористы отпустили некоторых заложников, среди них были женщины с маленькими детьми и пассажиры чье состояние здоровья резко ухудшилось. Тем не менее, на борту оставалось более 170 пассажиров. Террористы предложили алжирцам, находившимся в заложниках беспрепятственно покинуть самолет, тогда как заложники-французы останутся на борту до конца. Тут происходит событие, шокирующее не только террористов и экипаж, но и мир – алжирцы отказываются покидать самолет, один из них заявляет террористам, что если они покинут самолет, то французов ждет неминуемая гибель.

Когда они сказали, что не хотят зла братьям и сестрам и что алжирцы могут уйти, один из стариков не вставая с места, сказал, что не покинет этот самолет. Он не допустит гибели французов. Он сказал, что никогда не боялся говорить правду и сейчас он не боится смерти, но если ему суждено умереть, он не хочет быть трусом и оставить беспомощных в беде. Когда один из террористов невольно наставил на старика оружие тот твердо сказа – «Я остаюсь!». Этого было достаточно для всех, чтобы принять единственно верное решение. Во мне тогда перемешались все чувства: страх перед смертью, гордость, желание жить…
Вспоминает один из бывших заложников-алжирцев


Алжирская полиция при помощи приборов ночного видения смога идентифицировать главаря террористов. Они привезли в аэропорт мать Абдулы Абдаллы Яхии, в надежде, что она поможет уговорить террористов отпустить заложников и сдаться.

Яхия был очень зол от того, что полиция по его словам прикрывалась его матерью. Но он отказался вести переговоры. Я видела, как он еще сильнее сжимал в руках оружие. И это наводило еще больший страх на нас…
Вспоминает бывшая заложница Захида Какачи


После очередного провала переговоров террористы стали выбирать среди пассажиров граждан Франции. На борту находились два сотрудника посольства Франции в Алжире: секретарь и глава. Выбор пал на главу Яника Бюгнетта. Его заставили взять в руки микрофон и объявить Алжирским властям, что если до 9:30 утра самолету не разрешат взлететь, то они начнут убивать по одному пассажиру через каждые 30 минут. И рекомендовали избегать соблазнов обманывать их. По истечении заявленного срока Яник Бюгнетт был застрелен. Число жертв выросло до трех человек. Французское правительство было незамедлительно проинформировано о произошедшей трагедии.
В ходе переговоров премьер-министр Балладюр заявил Алжирскому премьер-министру Макдаду Сифи, что в случае дальнейшего отказа Алжирских властей от участия французской стороны в разрешении кризиса вся ответственность за исход ситуации будет лежать исключительно на Алжирском правительстве. В игру вступили французские СМИ. И тут надо им отдать должное, они способствовали формированию колоссального давления со стороны мирового общественного мнения на Алжирское правительство. Одна за другой выходили публикации, в которых основной причиной удержания самолета в Алжире было требование Алжирской стороны возобновить поставки оружия в Алжир из Франции. У Алжирских властей не оставалось никакого иного пути кроме как выпустить захваченных самолет. Франция заявила, что готова принять его на своей территории.

Террористы, находившиеся в кабинет пилотов, услышав это радовались и вели себя как дети…
Вспоминает бортпроводник Клауди Бургниард

Угон рейса № 8969 компании Air France, Алжир | Часть II

Тэги: